Гепатит с генотип 3а что это

Гепатит с генотип 3а что это

ВАЖНО! Для того, что бы сохранить статью в закладки, нажмите: CTRL + D

Задать вопрос ВРАЧУ, и получить БЕСПЛАТНЫЙ ОТВЕТ, Вы можете заполнив на НАШЕМ САЙТЕ специальную форму, по этой ссылке >>>

Содержание статьи:

Способ лечения больных хроническим вирусным гепатитом с, генотипом 3а

Владельцы патента RU 2400229:

Изобретение относится к медицине, в частности к вирусологии, и может быть использовано при лечении хронического вирусного гепатита С генотипа 3а. Для этого на фоне приема витаминов группы В, гепатопротекторов и проведения противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводят Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель. Способ обеспечивает достижение устойчивого вирусологического ответа за счет усиления Т-клеточного звена иммунитета путем восстановления синтеза эндогенного ИЛ-2 активированными СД-4 и СД-8 лимфоцитами, компенсации дефицита продукции ИЛ-2 мононуклеарными клетками, восстановления и повышения функциональной активности клеток-мишеней эндогенного ИЛ-2: NK-клеток, Т-лимфоцитов-хелперов, моноцитов. 2 табл.

Изобретение относится к области медицины, в частности к внутренним болезням, и касается лечения больных хроническим вирусным гепатитом C (ХВГС), генотипом 3a.

Известен способ лечения больных ХВГС рекомбинантным α-интерфероном (α-ИФН) — Интроном A в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю, обладающим как прямым антивирусным действием, так и опосредованной иммуномодулирующей активностью. Эффективность монотерапии α-интерфероном при ХВГС, оцениваемая по частоте устойчивого ответа, не превышала 6% при лечении в течение 6 месяцев и 13% в течение 12 месяцев. (Мс Hutchison J, Gordon S, Schiff E et al. Interferon-alfa alone or in combination with ribavirin as initial treatment for chronic hepatitis C. Hepatitis Interventional Therapy Group. N. Engl. J. Med. 1998, 339: 1485-1492.)

Известен способ лечения больных ХВГС с генотипом 3a HCV с использованием 24-недельного курса комбинированной терапии пэгинтерфероном-α2а и рибавирином в дозе 800 мг/сутки [Dienstag JL, McHutchison JG, American Gastroenterological Association medical position statement on the management of hepatitis С Gastroenterology 2006; 130:225-230], [Strader DB, Wright T, Thomas DL, Seeff LB. Diagnosis, management, and treatment of hepatitis С Hepatology 2004; 39:1147-1171]. При этом частота стойкого вирусологического ответа в среднем составляла 62-66%, причем в группе больных без достижения быстрого вирусологического ответа (негативации HCV-RNA к 4 неделе от начала терапии) эффективность терапии не превышала 49% [Shiftman ML, Suter FS, Bacon BR, et al. Peginterferon alpha-2a and ribavirin for 16 or 24 weeks in HCV genotype 2 or 3. N. Engl. J. Med. 2007; 357: 124-134].

Однако более чем у 50% пациентов, достигающих биохимической и вирусологической ремиссии к концу курса терапии, наблюдается реактивация инфекционного процесса. Ограничения в достижении высокой эффективности противовирусной терапии, основанной на комбинации препаратов рекомбинантных интерферонов и нуклеотидных аналогов, инициирует разработку новых подходов повышения эффективности противовирусной терапии.

В Российской Федерации при лечении больных ХВГС имеется и расширяется клиническая практика использования в схемах комбинированной противовирусной терапии иммунокорригирующих цитокиновых препаратов [Волчек И.В., Сологуб Т.В. и др. Индивидуальная терапия вирусных гепатитов препаратами цитокинов и их индукторов. Цитокины и воспаление. — 2002. — Т.1, №2. — С.109., Романцов М.Г., Сологуб Т.В. и др. «Тройная терапия» хронического вирусного гепатита С у пациентов с генотипом 1b // Врач. — 2006. — №7. — С.53-57].

В качестве прототипа по достигаемому противовирусному эффекту нами выбран способ лечения ХВГС с генотипом 3a, включающий внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ингарона в дозе 600 мг 2 раза в неделю в сочетании с ежедневным приемом рибавирина per os в суточной дозе 800 мг на протяжении 24 недель (Малеев В.В., Сологуб Т.В., Наровлянский Н.А. Хронический гепатит C: возможности и перспективы противовирусной терапии. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова, 2008, №3, 37-41).

Достижение устойчивого вирусологического ответа при использовании тройной противовирусной схемы прототипа у больных с хроническим гепатитом C, генотипом 3a не превышала 55% (Малеев В.В., Сологуб Т.В., Наровлянский Н.А. Хронический гепатит C: возможности и перспективы противовирусной терапии. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова, 2008, №3, 37-41).

Назначение рекомбинантного ИФН-γ в лечении хронического гепатита С при выраженной общей депрессии системы ИФН и T-лимфоцитарном иммунодефиците далеко не всегда влечет за собой положительный клинический эффект. Это объясняется тем, что дополнительная заместительная терапия эндогенной системы ИФН по гамма-звену у больных ХВГС приводит к активации моноцитарно-макрофагального звена иммунитета, а превалирующим в иммунопатогенезе при HCV-инфекции является T-лимфоцитарный иммунодефицит.

Задачей изобретения является разработка способа лечения больных ХВГС с генотипом 3а, повышающего эффективность проводимого лечения путем улучшения клинических, биохимических, вирусологических показателей.

Техническим результатом изобретения является усиление T-клеточного звена иммунитета путем восстановления синтеза эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами, компенсации дефицита продукции IL-2 мононуклеарными клетками, восстановления и повышения функциональной активности клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, T-лимфоцитов-хелперов, моноцитов.

Технический результат достигается тем, что больному на фоне приема витаминов группы B, гепатопротекторов и проведения противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводят Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель.

Способ осуществляется следующим образом:

Способ не требует специальной подготовки больного. Больному на фоне приема витаминов группы В, гепатопротекторов проводят противовирусную терапию, включающую внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг. Вместо введения ингарона вводят Ронколейкин (рекомбинантный IL-2, «Биотех», Россия) подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель.

Отличительным существенным признаком заявляемого способа является дополнительное к приему витаминов группы B, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, введение Ронколейкина подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель, вместо введения ингарона, в отличие от способа прототипа.

Причинно-следственная связь между отличительными признаками и достигаемым результатом:

В способе, выбранном в качестве прототипа, к стандартной противовирусной терапии ИФН-α и нуклеотидным аналогом (рибавирином) был добавлен ингарон (индуктор ИФН-γ), что, по мнению авторов заявляемого способа, недостаточно для существенного повышения эффективности противовирусной терапии.

По нашим данным, у больных ХВГС наблюдается вторичная дисфункция иммунной системы, проявляющаяся наряду с общей иммунодепрессией, дисбалансом компонентов иммунореактивности (нарушениями цитокинового статуса). Существенный дисбаланс иммунной системы тем больше, чем выраженнее активность и больше стадия фиброзирования хронического гепатита. У больных ХВГС с выраженной вторичной иммунной недостаточностью назначение препарата рекомбинантного ИФН-γ неспособно привести к достижению существенных положительных клинических результатов. Это объясняется тем, что применение рекомбинантного ИФН-γ приводит к активации моноцитарно-макрофагального звена иммунитета, а превалирующим в иммунопатогенезе при HCV-инфекции является T-лимфоцитарный иммунодефицит. Исходя из этого, нам представляется целесообразным больным с ХВГС с установленным иммунодефицитом проводить заместительную терапию Ронколейкином — рекомбинантным IL-2, в дозе 0,5 мг подкожно 1 раз в неделю, который является стимулятором T-клеточного звена иммунитета, наряду с проведением стандартной противовирусной терапии.

Препарат «Ронколейкин» является генноинженерным (рекомбинантным) интерлейкином-2 (rIL-2), структурным и функциональным аналогом эндогенного интерлейкина-2, разработан ООО «Биотех» (Санкт-Петербург). Активную субстанцию препарата вырабатывает биологический продуцент — непатогенные пекарские дрожжи Saccaromyces cerevisiae, в генетический аппарат которых встроен ген IL-2 человека. Выпускается в ампулах по 0,25 мг; 0,5 и 1,0 мг, вводится внутривенно капельно или подкожно.

При иммунозаместительной терапии дрожжевым рекомбинантным аналогом — препаратом «Ронколейкин» — восстанавливается синтез эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами. При этом компенсируется дефицит продукции IL-2 мононуклеарными клетками, восстанавливается и повышается функциональная активность клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, Т-лимфоцитов-хелперов, моноцитов (Козлов В.К. Ронколейкин: биологическая активность, иммунокорригирующая эффективность и клиническое применение / Справочник по иммунотерапии для практических врачей. — СПб.: Диалог, 2002. — С.166-197).

В заявляемом способе введение Ронколейкина подкожно в заявляемой дозировке, кратности и длительности, то есть, 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель, достаточно для повышения клинических, биохимических, вирусологических показателей эффективности противовирусной терапии.

Совокупность отличительных существенных признаков является новой, неочевидной и позволяет усилить T-клеточное звено иммунитета путем восстановления синтеза эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами, компенсации дефицита продукции IL-2 мононуклеарными клетками, восстановления и повышения функциональной активности клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, Т-лимфоцитов-хелперов, моноцитов, что повышает эффективность проводимого лечения путем улучшения клинических, биохимических, вирусологических показателей.

Для иллюстрации заявленного способа приводим примеры из клинической практики.

Пример 1. История болезни №1507. Больная 3., 36 лет.

Диагноз: Основной: Хронический вирусный гепатит C (генотип 3a, фаза репликации), с выраженной активностью, на стадии формирования цирроза печени, начальные признаки портальной гипертензии.

Сопутствующий: Хронический гастрит, дуоденит, вне обострения. Хронический панкреатит вне обострения. Хронический холецистит вне обострения.

При поступлении предъявляла жалобы на слабость, снижение работоспособности, болевой синдром в правом подреберье, незначительный кожный зуд.

Больна в течение 4 лет. Не обследовалась, периодически принимала гепатопротекторы.

Объективно при поступлении: состояние удовлетворительное, кожные покровы чистые, обычной окраски, склеры субиктеричны. Пульс 67 уд/мин, ритмичный. АД 130/70 мм рт.ст. Тоны сердца ясные, ритмичные, соотношение тонов не изменено. Печень увеличена, выступает из-под края реберной дуги на 2 см, селезенка не пальпируется. Симптом Рагозы положительный. При обследовании: эритроциты 3,71×10 12 /л, гемоглобин 106 г/л, лейкоциты 7,9×10 9 /л, тромбоциты 168,8×10 9 /л, СОЭ 22 мм/час, АсАТ 187 ЕД/л, АлАТ 182 ЕД/л, билирубин 20 мкмоль/л, ЩФ 195 ЕД/л, ГГТП 26 ЕД/л, тимоловая проба 7,5 ВСЕ, альбумины — 49%, гаммаглобулины — 26%, ПНР HCV-RNA в сыворотке крови положительная, генотип 3a, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При морфологическом исследовании печени: в биоптате картина хронического гепатита с выраженной активностью и признаками цирротической перестройки печени. Гидропическая и очаговая жировая дистрофия гепатоцитов, очаговый выраженный полиморфизм ядер. Распространенные ступенчатые и мостовидные некрозы гепатоцитов с очаговой лимфоидной инфильтрацией. Выраженный синусоидальный фиброз. Многочисленные узкие и широкие септы разной степени зрелости. Местами формирование ложных долек. Окраска на железо отрицательная, медь и орсеин — положительная. Индекс гистологической активности (ИГА) по Knodell 18 баллов, фиброз 3-4 степени. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA в ткани печени положительная.

Лечение: наряду с приемом витаминов группы В, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводили Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 32 недель.

После проведенной терапии состояние больной улучшилось: исчезли проявления астеновегетативного синдрома, нивелировался болевой синдром в правом подреберье, кожный зуд не беспокоил, уменьшились размеры печени.

При обследовании: эритроциты 4,15×10 12 /л, гемоглобин 113 г/л, лейкоциты 4,6×10 9 /л, тромбоциты 251×l0 12 /л, СОЭ 13 мм/час, АсАТ 33 ЕД/л, АлАТ 14 ЕД/л, билирубин 14 мкмоль/л, ЩФ 100 ЕД/л, ГГТП 22 ЕД/л, тимоловая проба 0,5 ВСЕ, альбумины — 61%, гаммаглобулины — 17%. ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови отрицательная, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При повторном морфологическом исследовании печени: дольковая архитектоника сохранена, уменьшение проявлений зернистой и гидропической дистрофии гепатоцитов. Существенное уменьшение выраженности лимфоидной инфильтрации портальных трактов, синусоидов: ИГА по Knodell 3 балла, фиброз 2 степени. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA ткани печени отрицательная.

Пример 2. История болезни №9482. Больная В., 24 лет.

Диагноз: Основной: Хронический вирусный гепатит C (генотип 3a, фаза репликации), с минимальной активностью, фиброзом 1 степени.

Сопутствующий: Аномалия развития мочевыводящей системы: высокое отхождение мочеточников, хронический обструктивный пиелонефрит вне обострения. Мочекаменная болезнь, конкрементовыделитель. ХПН О ст.

При поступлении предъявляла жалобы астеновегетативного характера.

Больна в течение 3 лет. Не лечилась.

Объективно при поступлении: состояние удовлетворительное, кожные покровы чистые, обычной окраски, субиктеричность склер. Пульс 72 уд/мин, ритмичный. АД 110/70 мм рт.ст. Тоны сердца ясные, ритмичные, соотношение тонов не изменено. Печень увеличена, выступает из-под края реберной дуги на 1 см, селезенка не пальпируется. При обследовании: эритроциты 4,47×10 12 /л, гемоглобин 144 г/л, лейкоциты 6,8×10 9 /л, тромбоциты 232,8×10 9 /л, СОЭ 7 мм/час, АсАТ 34 ЕД/л, АлАТ 28 ЕД/л, билирубин 26 мкмоль/л, ЩФ 94 ЕД/л, ГГТП 34 ЕД/л, тимоловая проба 3,0 ВСЕ, альбумины — 48%, гаммаглобулины — 19%. ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови положительная, генотип 3а, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При морфологическом исследовании печени: дольковая архитектоника сохранена, гидропическая дистрофия гепатоцитов, умеренный полиморфизм ядер. Слабый липофусциноз клеток центральных зон. Единичные фокальные и ступенчатые некрозы гепатоцитов. Часть портальных трактов слабо расширена и густо инфильтрирована лимфоцитами. Окраска на железо и орсеин отрицательная. ИГА по Knodell 5 баллов, фиброз 1 степени. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA ткани печени положительная.

Лечение: наряду с приемом витаминов группы B, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводили Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24 недель.

После проведенной терапии состояние больной улучшилось: исчезли проявления астеновегетативного синдрома, уменьшились размеры печени.

При обследовании: эритроциты 3,86×10 12 /л, гемоглобин 122 г/л, лейкоциты 5,0×10 9 /л, тромбоциты 234,4×10 9 /л, СОЭ 12 мм/час, АсАТ 20 ЕД/л, АлАТ 19 ЕД/л, билирубин 15 мкмоль/л, ЩФ 62 ЕД/л, ГГТП 29 ЕД/л, тимоловая проба 1 ВСЕ, альбумины — 56%, гаммаглобулины — 16%. ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови отрицательная, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При морфологическом исследовании печени: дольковая архитектоника сохранена, уменьшение проявлений гидропической дистрофии гепатоцитов. Уменьшение лимфомакрофагальной инфильтрации портальных трактов: ИГА 2 балла. Фиброз отсутствует. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA ткани печени отрицательная.

Приведенные выписки из историй болезни показывают, что с помощью предложенного способа можно с большей эффективностью, по сравнению с прототипом, лечить больных с хроническим вирусным гепатитом С, генотипом За путем компенсации дефицита IL-2 с помощью заместительной терапии рекомбинантным IL-2 Ронколейкином.

Заявляемый способ лечения применялся у 12 больных ХВГС, генотипом 3а. Из них мужчины составляли 66%, женщины — 34%. Средний возраст больных: 31,1±3,2 лет.

Диагноз верифицировался вирусологически: больным определялись ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови и ткани печени методом полимеразной цепной реакции, генотип HCV-RNA, анти-HCV антитела, HbsAg, HbeAg, HbcorAB методом ИФА, морфологическое исследование гепатобиоптатов с помощью световой микроскопии. Гистологические срезы окрашивали гематоксилином и эозином, пикрофуксином по Ван-Гизону, Шик реакции, Суданом, орсеином по Шиката, на железо по Перлсу. В динамике оценивались: клинический анализ крови, биохимические показатели крови, ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови и ткани печени.

Группу сравнения составили 24 больных ХВГС, генотипом 3а, сопоставимых полу и возрасту, выраженности активности и стадии фиброзирования в печени, получавших комбинированную противовирусную терапию ИФН-α, рибавирином и ИФН-γ (Малеев В.В., Сологуб Т.В., Наровлянский Н.А. Хронический гепатит C: возможности и перспективы противовирусной терапии. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова, 2008, №3, 37-41).

Представленные данные в таблице №1 «Эффективность заявляемого способа» свидетельствуют о том, что после проведения курса противовирусной терапии у больных хроническим вирусным гепатитом С генотипом 3а происходило снижение выраженности астеновегетативного синдрома у 84% больных, диспепсического синдрома — у 74% больных, уменьшение проявлений цитолитического, мезенхимально-воспалительного и холестатического синдромов. Улучшение гистологических показателей в заявляемом способе наблюдалось у 87% пациентов: уменьшение ИГА по Knodell с 7,12±2,3 до 3,1±1,4 баллов (p<0,05), уменьшение степени фиброза с 1,4±0,9 до 0,9±0,4 (p<0,05).

Представленные данные в таблице №2 «Эффективность заявляемого способа по сравнению со способом-прототипом» свидетельствуют о том, что вирусологический ответ к концу терапии наблюдался у 83% пациентов основной группы, в то время как в способе-прототипе составил 57% (p<0,05). Стойкий вирусологический ответ, оцениваемый через 6 месяцев после окончания противовирусной терапии в заявляемом способе также был выше, чем в способе-прототипе (67% против 55%).

Заявляемый способ лечения хронического вирусного гепатита C с генотипом 3a восстановливает синтез эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами, компенсирует дефицит продукции IL-2 мононуклеарными клетками, а также восстановливает и повышает функциональную активность клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, T-лимфоцитов-хелперов, моноцитов, что повышает эффективность проводимого лечения путем улучшения клинических, биохимических и вирусологических показателей.

Способ лечения хронического вирусного гепатита С, генотипом 3а путем приема витаминов группы В, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН-α в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, отличающийся тем, что больному дополнительно вводят Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 нед.

Источник: http://www.findpatent.ru/patent/240/2400229.html

способ лечения больных хроническим вирусным гепатитом с, генотипом 3а

A61K31/685  одно из гидроксисоединений содержит атомы азота, например фосфатидилсерин, лецитин

A61P1/16 для лечения печени или расстройств желчного пузыря, например противогепатитные средства, желчегонные средства, средства, способствующие растворению конкрементов

Изобретение относится к медицине, в частности к вирусологии, и может быть использовано при лечении хронического вирусного гепатита С генотипа 3а. Для этого на фоне приема витаминов группы В, гепатопротекторов и проведения противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводят Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель. Способ обеспечивает достижение устойчивого вирусологического ответа за счет усиления Т-клеточного звена иммунитета путем восстановления синтеза эндогенного ИЛ-2 активированными СД-4 и СД-8 лимфоцитами, компенсации дефицита продукции ИЛ-2 мононуклеарными клетками, восстановления и повышения функциональной активности клеток-мишеней эндогенного ИЛ-2: NK-клеток, Т-лимфоцитов-хелперов, моноцитов. 2 табл.

Изобретение относится к области медицины, в частности к внутренним болезням, и касается лечения больных хроническим вирусным гепатитом C (ХВГС), генотипом 3a.

Известен способ лечения больных ХВГС рекомбинантным -интерфероном ( -ИФН) — Интроном A в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю, обладающим как прямым антивирусным действием, так и опосредованной иммуномодулирующей активностью. Эффективность монотерапии -интерфероном при ХВГС, оцениваемая по частоте устойчивого ответа, не превышала 6% при лечении в течение 6 месяцев и 13% в течение 12 месяцев. (Мс Hutchison J, Gordon S, Schiff E et al. Interferon-alfa alone or in combination with ribavirin as initial treatment for chronic hepatitis C. Hepatitis Interventional Therapy Group. N. Engl. J. Med. 1998, 339: 1485-1492.)

Известен способ лечения больных ХВГС с генотипом 3a HCV с использованием 24-недельного курса комбинированной терапии пэгинтерфероном- 2а и рибавирином в дозе 800 мг/сутки [Dienstag JL, McHutchison JG, American Gastroenterological Association medical position statement on the management of hepatitis С Gastroenterology 2006; 130:225-230], [Strader DB, Wright T, Thomas DL, Seeff LB. Diagnosis, management, and treatment of hepatitis С Hepatology 2004; 39:1147-1171]. При этом частота стойкого вирусологического ответа в среднем составляла 62-66%, причем в группе больных без достижения быстрого вирусологического ответа (негативации HCV-RNA к 4 неделе от начала терапии) эффективность терапии не превышала 49% [Shiftman ML, Suter FS, Bacon BR, et al. Peginterferon alpha-2a and ribavirin for 16 or 24 weeks in HCV genotype 2 or 3. N. Engl. J. Med. 2007; 357: 124-134].

Однако более чем у 50% пациентов, достигающих биохимической и вирусологической ремиссии к концу курса терапии, наблюдается реактивация инфекционного процесса. Ограничения в достижении высокой эффективности противовирусной терапии, основанной на комбинации препаратов рекомбинантных интерферонов и нуклеотидных аналогов, инициирует разработку новых подходов повышения эффективности противовирусной терапии.

В Российской Федерации при лечении больных ХВГС имеется и расширяется клиническая практика использования в схемах комбинированной противовирусной терапии иммунокорригирующих цитокиновых препаратов [Волчек И.В., Сологуб Т.В. и др. Индивидуальная терапия вирусных гепатитов препаратами цитокинов и их индукторов. Цитокины и воспаление. — 2002. — Т.1, № 2. — С.109., Романцов М.Г., Сологуб Т.В. и др. «Тройная терапия» хронического вирусного гепатита С у пациентов с генотипом 1b // Врач. — 2006. — № 7. — С.53-57].

В качестве прототипа по достигаемому противовирусному эффекту нами выбран способ лечения ХВГС с генотипом 3a, включающий внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ингарона в дозе 600 мг 2 раза в неделю в сочетании с ежедневным приемом рибавирина per os в суточной дозе 800 мг на протяжении 24 недель (Малеев В.В., Сологуб Т.В., Наровлянский Н.А. Хронический гепатит C: возможности и перспективы противовирусной терапии. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова, 2008, № 3, 37-41).

Достижение устойчивого вирусологического ответа при использовании тройной противовирусной схемы прототипа у больных с хроническим гепатитом C, генотипом 3a не превышала 55% (Малеев В.В., Сологуб Т.В., Наровлянский Н.А. Хронический гепатит C: возможности и перспективы противовирусной терапии. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова, 2008, № 3, 37-41).

Назначение рекомбинантного ИФН- в лечении хронического гепатита С при выраженной общей депрессии системы ИФН и T-лимфоцитарном иммунодефиците далеко не всегда влечет за собой положительный клинический эффект. Это объясняется тем, что дополнительная заместительная терапия эндогенной системы ИФН по гамма-звену у больных ХВГС приводит к активации моноцитарно-макрофагального звена иммунитета, а превалирующим в иммунопатогенезе при HCV-инфекции является T-лимфоцитарный иммунодефицит.

Задачей изобретения является разработка способа лечения больных ХВГС с генотипом 3а, повышающего эффективность проводимого лечения путем улучшения клинических, биохимических, вирусологических показателей.

Техническим результатом изобретения является усиление T-клеточного звена иммунитета путем восстановления синтеза эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами, компенсации дефицита продукции IL-2 мононуклеарными клетками, восстановления и повышения функциональной активности клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, T-лимфоцитов-хелперов, моноцитов.

Технический результат достигается тем, что больному на фоне приема витаминов группы B, гепатопротекторов и проведения противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводят Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель.

Способ осуществляется следующим образом:

Способ не требует специальной подготовки больного. Больному на фоне приема витаминов группы В, гепатопротекторов проводят противовирусную терапию, включающую внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг. Вместо введения ингарона вводят Ронколейкин (рекомбинантный IL-2, «Биотех», Россия) подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель.

Отличительным существенным признаком заявляемого способа является дополнительное к приему витаминов группы B, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, введение Ронколейкина подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель, вместо введения ингарона, в отличие от способа прототипа.

Причинно-следственная связь между отличительными признаками и достигаемым результатом:

В способе, выбранном в качестве прототипа, к стандартной противовирусной терапии ИФН- и нуклеотидным аналогом (рибавирином) был добавлен ингарон (индуктор ИФН- ), что, по мнению авторов заявляемого способа, недостаточно для существенного повышения эффективности противовирусной терапии.

По нашим данным, у больных ХВГС наблюдается вторичная дисфункция иммунной системы, проявляющаяся наряду с общей иммунодепрессией, дисбалансом компонентов иммунореактивности (нарушениями цитокинового статуса). Существенный дисбаланс иммунной системы тем больше, чем выраженнее активность и больше стадия фиброзирования хронического гепатита. У больных ХВГС с выраженной вторичной иммунной недостаточностью назначение препарата рекомбинантного ИФН- неспособно привести к достижению существенных положительных клинических результатов. Это объясняется тем, что применение рекомбинантного ИФН- приводит к активации моноцитарно-макрофагального звена иммунитета, а превалирующим в иммунопатогенезе при HCV-инфекции является T-лимфоцитарный иммунодефицит. Исходя из этого, нам представляется целесообразным больным с ХВГС с установленным иммунодефицитом проводить заместительную терапию Ронколейкином — рекомбинантным IL-2, в дозе 0,5 мг подкожно 1 раз в неделю, который является стимулятором T-клеточного звена иммунитета, наряду с проведением стандартной противовирусной терапии.

Препарат «Ронколейкин» является генноинженерным (рекомбинантным) интерлейкином-2 (rIL-2), структурным и функциональным аналогом эндогенного интерлейкина-2, разработан ООО «Биотех» (Санкт-Петербург). Активную субстанцию препарата вырабатывает биологический продуцент — непатогенные пекарские дрожжи Saccaromyces cerevisiae, в генетический аппарат которых встроен ген IL-2 человека. Выпускается в ампулах по 0,25 мг; 0,5 и 1,0 мг, вводится внутривенно капельно или подкожно.

При иммунозаместительной терапии дрожжевым рекомбинантным аналогом — препаратом «Ронколейкин» — восстанавливается синтез эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами. При этом компенсируется дефицит продукции IL-2 мононуклеарными клетками, восстанавливается и повышается функциональная активность клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, Т-лимфоцитов-хелперов, моноцитов (Козлов В.К. Ронколейкин: биологическая активность, иммунокорригирующая эффективность и клиническое применение / Справочник по иммунотерапии для практических врачей. — СПб.: Диалог, 2002. — С.166-197).

В заявляемом способе введение Ронколейкина подкожно в заявляемой дозировке, кратности и длительности, то есть, 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 недель, достаточно для повышения клинических, биохимических, вирусологических показателей эффективности противовирусной терапии.

Совокупность отличительных существенных признаков является новой, неочевидной и позволяет усилить T-клеточное звено иммунитета путем восстановления синтеза эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами, компенсации дефицита продукции IL-2 мононуклеарными клетками, восстановления и повышения функциональной активности клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, Т-лимфоцитов-хелперов, моноцитов, что повышает эффективность проводимого лечения путем улучшения клинических, биохимических, вирусологических показателей.

Для иллюстрации заявленного способа приводим примеры из клинической практики.

Пример 1. История болезни № 1507. Больная 3., 36 лет.

Диагноз: Основной: Хронический вирусный гепатит C (генотип 3a, фаза репликации), с выраженной активностью, на стадии формирования цирроза печени, начальные признаки портальной гипертензии.

Сопутствующий: Хронический гастрит, дуоденит, вне обострения. Хронический панкреатит вне обострения. Хронический холецистит вне обострения.

При поступлении предъявляла жалобы на слабость, снижение работоспособности, болевой синдром в правом подреберье, незначительный кожный зуд.

Больна в течение 4 лет. Не обследовалась, периодически принимала гепатопротекторы.

Объективно при поступлении: состояние удовлетворительное, кожные покровы чистые, обычной окраски, склеры субиктеричны. Пульс 67 уд/мин, ритмичный. АД 130/70 мм рт.ст. Тоны сердца ясные, ритмичные, соотношение тонов не изменено. Печень увеличена, выступает из-под края реберной дуги на 2 см, селезенка не пальпируется. Симптом Рагозы положительный. При обследовании: эритроциты 3,71×10 12 /л, гемоглобин 106 г/л, лейкоциты 7,9×10 9 /л, тромбоциты 168,8×10 9 /л, СОЭ 22 мм/час, АсАТ 187 ЕД/л, АлАТ 182 ЕД/л, билирубин 20 мкмоль/л, ЩФ 195 ЕД/л, ГГТП 26 ЕД/л, тимоловая проба 7,5 ВСЕ, альбумины — 49%, гаммаглобулины — 26%, ПНР HCV-RNA в сыворотке крови положительная, генотип 3a, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При морфологическом исследовании печени: в биоптате картина хронического гепатита с выраженной активностью и признаками цирротической перестройки печени. Гидропическая и очаговая жировая дистрофия гепатоцитов, очаговый выраженный полиморфизм ядер. Распространенные ступенчатые и мостовидные некрозы гепатоцитов с очаговой лимфоидной инфильтрацией. Выраженный синусоидальный фиброз. Многочисленные узкие и широкие септы разной степени зрелости. Местами формирование ложных долек. Окраска на железо отрицательная, медь и орсеин — положительная. Индекс гистологической активности (ИГА) по Knodell 18 баллов, фиброз 3-4 степени. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA в ткани печени положительная.

Лечение: наряду с приемом витаминов группы В, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводили Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 32 недель.

После проведенной терапии состояние больной улучшилось: исчезли проявления астеновегетативного синдрома, нивелировался болевой синдром в правом подреберье, кожный зуд не беспокоил, уменьшились размеры печени.

При обследовании: эритроциты 4,15×10 12 /л, гемоглобин 113 г/л, лейкоциты 4,6×10 9 /л, тромбоциты 251×l0 12 /л, СОЭ 13 мм/час, АсАТ 33 ЕД/л, АлАТ 14 ЕД/л, билирубин 14 мкмоль/л, ЩФ 100 ЕД/л, ГГТП 22 ЕД/л, тимоловая проба 0,5 ВСЕ, альбумины — 61%, гаммаглобулины — 17%. ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови отрицательная, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При повторном морфологическом исследовании печени: дольковая архитектоника сохранена, уменьшение проявлений зернистой и гидропической дистрофии гепатоцитов. Существенное уменьшение выраженности лимфоидной инфильтрации портальных трактов, синусоидов: ИГА по Knodell 3 балла, фиброз 2 степени. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA ткани печени отрицательная.

Пример 2. История болезни № 9482. Больная В., 24 лет.

Диагноз: Основной: Хронический вирусный гепатит C (генотип 3a, фаза репликации), с минимальной активностью, фиброзом 1 степени.

Сопутствующий: Аномалия развития мочевыводящей системы: высокое отхождение мочеточников, хронический обструктивный пиелонефрит вне обострения. Мочекаменная болезнь, конкрементовыделитель. ХПН О ст.

При поступлении предъявляла жалобы астеновегетативного характера.

Больна в течение 3 лет. Не лечилась.

Объективно при поступлении: состояние удовлетворительное, кожные покровы чистые, обычной окраски, субиктеричность склер. Пульс 72 уд/мин, ритмичный. АД 110/70 мм рт.ст. Тоны сердца ясные, ритмичные, соотношение тонов не изменено. Печень увеличена, выступает из-под края реберной дуги на 1 см, селезенка не пальпируется. При обследовании: эритроциты 4,47×10 12 /л, гемоглобин 144 г/л, лейкоциты 6,8×10 9 /л, тромбоциты 232,8×10 9 /л, СОЭ 7 мм/час, АсАТ 34 ЕД/л, АлАТ 28 ЕД/л, билирубин 26 мкмоль/л, ЩФ 94 ЕД/л, ГГТП 34 ЕД/л, тимоловая проба 3,0 ВСЕ, альбумины — 48%, гаммаглобулины — 19%. ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови положительная, генотип 3а, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При морфологическом исследовании печени: дольковая архитектоника сохранена, гидропическая дистрофия гепатоцитов, умеренный полиморфизм ядер. Слабый липофусциноз клеток центральных зон. Единичные фокальные и ступенчатые некрозы гепатоцитов. Часть портальных трактов слабо расширена и густо инфильтрирована лимфоцитами. Окраска на железо и орсеин отрицательная. ИГА по Knodell 5 баллов, фиброз 1 степени. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA ткани печени положительная.

Лечение: наряду с приемом витаминов группы B, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и ежедневный прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, дополнительно вводили Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24 недель.

После проведенной терапии состояние больной улучшилось: исчезли проявления астеновегетативного синдрома, уменьшились размеры печени.

При обследовании: эритроциты 3,86×10 12 /л, гемоглобин 122 г/л, лейкоциты 5,0×10 9 /л, тромбоциты 234,4×10 9 /л, СОЭ 12 мм/час, АсАТ 20 ЕД/л, АлАТ 19 ЕД/л, билирубин 15 мкмоль/л, ЩФ 62 ЕД/л, ГГТП 29 ЕД/л, тимоловая проба 1 ВСЕ, альбумины — 56%, гаммаглобулины — 16%. ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови отрицательная, анти-HCV положительные, HbsAg отрицательный, HbeAg отрицательный, HbcorAB отрицательные.

При морфологическом исследовании печени: дольковая архитектоника сохранена, уменьшение проявлений гидропической дистрофии гепатоцитов. Уменьшение лимфомакрофагальной инфильтрации портальных трактов: ИГА 2 балла. Фиброз отсутствует. Интрапеченочная ПЦР-диагностика: ПЦР HCV-RNA ткани печени отрицательная.

Приведенные выписки из историй болезни показывают, что с помощью предложенного способа можно с большей эффективностью, по сравнению с прототипом, лечить больных с хроническим вирусным гепатитом С, генотипом За путем компенсации дефицита IL-2 с помощью заместительной терапии рекомбинантным IL-2 Ронколейкином.

Заявляемый способ лечения применялся у 12 больных ХВГС, генотипом 3а. Из них мужчины составляли 66%, женщины — 34%. Средний возраст больных: 31,1±3,2 лет.

Диагноз верифицировался вирусологически: больным определялись ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови и ткани печени методом полимеразной цепной реакции, генотип HCV-RNA, анти-HCV антитела, HbsAg, HbeAg, HbcorAB методом ИФА, морфологическое исследование гепатобиоптатов с помощью световой микроскопии. Гистологические срезы окрашивали гематоксилином и эозином, пикрофуксином по Ван-Гизону, Шик реакции, Суданом, орсеином по Шиката, на железо по Перлсу. В динамике оценивались: клинический анализ крови, биохимические показатели крови, ПЦР HCV-RNA в сыворотке крови и ткани печени.

Группу сравнения составили 24 больных ХВГС, генотипом 3а, сопоставимых полу и возрасту, выраженности активности и стадии фиброзирования в печени, получавших комбинированную противовирусную терапию ИФН- , рибавирином и ИФН- (Малеев В.В., Сологуб Т.В., Наровлянский Н.А. Хронический гепатит C: возможности и перспективы противовирусной терапии. Вестник Санкт-Петербургской государственной медицинской академии им. И.И.Мечникова, 2008, № 3, 37-41).

Представленные данные в таблице № 1 «Эффективность заявляемого способа» свидетельствуют о том, что после проведения курса противовирусной терапии у больных хроническим вирусным гепатитом С генотипом 3а происходило снижение выраженности астеновегетативного синдрома у 84% больных, диспепсического синдрома — у 74% больных, уменьшение проявлений цитолитического, мезенхимально-воспалительного и холестатического синдромов. Улучшение гистологических показателей в заявляемом способе наблюдалось у 87% пациентов: уменьшение ИГА по Knodell с 7,12±2,3 до 3,1±1,4 баллов (p<0,05), уменьшение степени фиброза с 1,4±0,9 до 0,9±0,4 (p<0,05).

Представленные данные в таблице № 2 «Эффективность заявляемого способа по сравнению со способом-прототипом» свидетельствуют о том, что вирусологический ответ к концу терапии наблюдался у 83% пациентов основной группы, в то время как в способе-прототипе составил 57% (p<0,05). Стойкий вирусологический ответ, оцениваемый через 6 месяцев после окончания противовирусной терапии в заявляемом способе также был выше, чем в способе-прототипе (67% против 55%).

Заявляемый способ лечения хронического вирусного гепатита C с генотипом 3a восстановливает синтез эндогенного IL-2 активированными CD4 и CD8 лимфоцитами, компенсирует дефицит продукции IL-2 мононуклеарными клетками, а также восстановливает и повышает функциональную активность клеток-мишеней эндогенного IL-2: NK-клеток, T-лимфоцитов-хелперов, моноцитов, что повышает эффективность проводимого лечения путем улучшения клинических, биохимических и вирусологических показателей.

ФОРМУЛА ИЗОБРЕТЕНИЯ

Способ лечения хронического вирусного гепатита С, генотипом 3а путем приема витаминов группы В, гепатопротекторов и противовирусной терапии, включающей внутримышечное введение ИФН- в дозе 3 млн ME 3 раза в неделю и прием рибавирина per os в суточной дозе 800 мг, отличающийся тем, что больному дополнительно вводят Ронколейкин подкожно в дозе 0,5 мг 1 раз в неделю в течение 24-32 нед.

Источник: http://www.freepatent.ru/patents/2400229

Что такое генотип 3 вируса гепатита C и чем это лечить

Гепатит С, генотип 3, 2 и 1, является строгим антропонозом, т.е. болезнь поражает только человека, а у животных не встречается. Это инфекционный процесс, который может протекать как в острой, так и в хронической форме.Вызывается вирусом, имеющим 2 основных пути передачи: инъекционный и половой. Почему так опасен данный вирус?

В чем состоит отличие?

Возбудитель, вызывающий вирусный гепатит С, относится к так называемым РНК-содержащим вирусам. Это объясняет его способность к мутированию, изменению в зависимости от внешних обстоятельств. Именно так появился генотип 3, 2 и 1. Специалисты считают, что подобная вариабельность позволяет возбудителю предохраняться от воздействия иммунной системы заболевшего человека, что затрудняет терапию инфекционного процесса.

Необходимо отметить, что понятие «генотип» подразумевает то, что эти возбудители относятся к одному семейству вирусов, а точнее, к Flaviviridae. Они различаются только наличием незначительных генетических вариантов в строении. Генотипы вируса гепатита С в разных регионах распространены неравномерно. Кроме того, они могут разниться и по механизму передачи.

Так, учеными подтверждено, что генотип 3, как правило, выявляется у наркоманов, предпочитающих парентеральный метод введения наркотических средств.

Как передается вирус?

Как может человек заразиться вирусом? В данном случае основным источником инфицирования является больной с активной формой патологии, однако наиболее опасен латентный носитель. Так называют человека, у которого вирус (например, имеющий генотип 3) клинически не проявляется. Заболевание может протекать бессимптомно или атипично. В этом случае больной, не зная о наличии проблемы, способен заразить большее количество людей. Гепатит С в основном характеризуется наличием парентерального механизма заражения. Половой путь не отрицается, но он не так распространен, как, например, при гепатите В. Мы уже определили, как передается инфекция. Это преимущественно происходит через кровь. Специалисты выделяют такие способы инфицирования человека подобным вирусом:

  • в результате переливания компонентов крови с терапевтической целью;
  • при оказании косметических услуг многоразовыми инструментами, не подвергающимися обязательной дезинфекционной обработке (при маникюре или педикюре велика вероятность получить гепатит, имеющий генотип 3а);
  • при татуаже кожи нестерильными инструментами;
  • неквалифицированное проведение пирсинга;
  • инъекционный способ введения наркотических средств;
  • в случае несоблюдения стерилизационного и дезинфекционного режимов в лечебных учреждениях при оказании медицинской помощи, в том числе при оперативном вмешательстве или родовспоможении;
  • не отрицается возможность инфицирования половым путем (например, вирус, имеющий 3ab генотип).

Когда выявляются симптомы?

Для вирусного гепатита С, как и для любой инфекции, характерно наличие так называемого инкубационного периода. Это такой промежуток времени, который протекает от момента заражения и до того, как появятся первые признаки заболевания. Как правило, они развиваются не ранее чем через 2 недели после инфицирования.

Однако основная опасность данного вида гепатита состоит в том, что инфекция у больного никак не проявляется. В результате человек не знает о своем недуге, не лечится и становится источником инфицирования для других людей. В этом случае диагностировать наличие вируса гепатита С, например, имеющего генотип 3а, могут случайно, в частности при попытке сдачи крови человеком в качестве донора или при прохождении профилактического осмотра.

Клиническая картина

Как мы уже говорили выше, вирусный гепатит С на ранних стадиях практически не диагностируется, что связано с отсутствием характерных симптомов. Диагноз преимущественно выставляется при выявлении вируса в ходе профилактического обследования крови или когда появятся первые симптомы серьезного нарушения работы печени. В последнем случае с момента инфицирования может пройти не один десяток лет. Чаще всего на ранних этапах заболевание проявляется в виде следующих признаков:

  1. Симптоматика общей интоксикации организма в виде повышения температуры, слабости, мышечной и суставной боли.
  2. Больной часто жалуется на упадок настроения и развитие депрессивного состояния.
  3. Могут проявиться нарушения в работе желудочно-кишечного тракта в виде снижения аппетита, жалоб на тошноту и болевые ощущения в эпигастрии.
  4. Желтушный период для вируса гепатита С, как правило, не характерен.

Если говорить о желтухе, то она чаще всего выявляется только на последних стадиях патологии. В этом случае клиника инфекции сопровождается:

  • расширением регионального сосудистого русла, особенно в области ЖКТ;
  • гипертоническими проявлениями со стороны воротниковой вены;
  • массивными кровотечениями в области вен пищевода;
  • циррозом печени.

В результате гепатит, имеющий генотип 3, может привести к смерти больного из-за развития массивного кровотечения в области пищевода или рака печени.

Лечим гепатит С

Лечение гепатита С начинается с изменения рациона. Больного предупреждают о недопустимости употребления в пищу белков животного происхождения, кроме того, жирных, копченых и жареных блюд. Ему прописывают лечебную диету №5. При подтверждении диагноза и обнаружении в крови возбудителя больному назначают терапию специфическими противовирусными препаратами. Это Интерферон в сочетании с Рибофлавином. Они восстанавливают работу иммунной системы пациента.

При назначении своевременного лечения гепатита С вероятность полного выздоровления достаточно велика и составляет до 80%. Именно генотипы 2 и 3 лучше всего поддаются терапии.

Защищаете ли Вы печень при приеме лекарств?

Узнайте стан своей печени пройдя наши тесты.

Внимание! Информация, опубликованная на сайте, носит исключительно ознакомительный характер и не является рекомендацией к применению. Обязательно проконсультируйтесь с вашим лечащим врачом!

Источник: http://mypechen.ru/bolezni/gepatit/c-genotip-3.html

Source: medicinavdome.ru

Читайте также



Источник: hepc.nextpharma.ru


Добавить комментарий