Статистика смертности от рака по годам

Статистика смертности от рака по годам

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Сейчас в стране на учете состоят более 3 млн. онкобольных. Дети составляют менее 1%. Вероятность заболеть раком в 80 раз выше у человека старше 60 лет, чем у ребенка. Что же нас ожидает в ближайшие годы? Об этом рассказывает директор Всесоюзного онкологического научного центра академик Н. ТРАПЕЗНИКОВ.

ПРОГНОЗ неутешительный: заболеваемость раком растет год от года. Если в 80-х годах в год в среднем регистрировалось 500 тыс. онкобольных, то в этом году уже около 700 тыс.

— Какие виды раковых заболеваний самые распространенные? Сколько их всего?

— Около ста видов. Наиболее распространен рак желудка. Если же взять отдельно мужчин и женщин, то у женщин — рак молочной железы, у мужчин — рак легкого. В 1970 г. раком легкого болели 50 тыс. человек, в 1988 г. — уже 120 тыс. Мы предполагаем, что в ближайшие 5 — 10 лет произойдет резкое увеличение заболеваемости раком легкого у женщин, что напрямую связано с курением. 90% заболевших — злостные курильщики.

— Повлияет ли на рост числа онкологических больных авария на ЧАЭС?

— Повышенная радиация — бесспорный канцероген, но, во- первых, вероятность заболевания раком зависит от величины дозы. Поскольку она неизвестна, нам трудно подтвердить связь конкретных случаев заболевания, например раком щитовидной железы, с радиацией. Во-вторых, чтобы делать подобные выводы, с момента аварии прошло еще слишком мало времени. Эти больные растворяются в общем увеличивающемся количестве онкобольных.

— Какие онкологические заболевания полностью излечиваются, а какие лечению не поддаются?

— Нет стопроцентно излечиваемых больных. Хорошие результаты достигнуты в лечении лейкозов, остеогенных сарком, лимфогранулематозов и других раковых заболеваний. Плохо поддаются лечению наиболее распространенные формы — рак легкого и желудка.

В онкологии свои «критерии здоровья». В соответствии с ними, если взрослый человек прожил 5 лет, а ребенок — два года после установления диагноза — он практически здоров. По нашим данным, выживаемость онкобольных в стране составляет около 40%.

— Существуют разные мнения: говорить ли больному, что он болен раком, или нет?

— За рубежом это однозначно — говорить, даже если речь идет о президенте. Наши врачи считают, что раз в стране широко распространено мнение о неизлечимости раковых заболеваний, то сказать человеку, что у него рак, — значит нанести ему серьезную психическую травму.

— В печати, по телевидению часто сообщают о новых целителях, забытых ныне народных средствах лечения рака. Что-нибудь из опыта народной медицины взято вами на вооружение?

— Из сотен «народных» методов, которые мы проверяли, ни один не получил практического применения в силу своей неэффективности. Планируем, по примеру американцев, издать книгу «Неподтвержденные методы лечения рака» — с описанием методик и портретами авторов, чтобы больные не попадали в руки шарлатанов.

— Что является причиной заболевания раком?

— Человек с рождения носит в себе ген, ответственный за развитие злокачественной опухоли. Подействовать на его активность может и вирус, и химический канцероген, и радиация, и другие «спутники» нашей повседневной жизни. Причиной могут быть и врожденные мутации — ребенок только родился, а у него уже злокачественная опухоль.

— Во сколько обходится лечение одного больного?

— ВОНЦ на 1000 коек выделяется 5 млн. рублей в год. В обычном онкодиспансере стоимость койки 8 — 10 тыс. рублей. Это, конечно, гроши для лечения столь тяжелых больных. У нас есть отделение на 50 коек для лечения иностранных граждан за валюту с утвержденным прейскурантом цен (см. таблицу). Они в 2 — 3 раза ниже, чем в Европе.

— Кто лечится в вашем центре?

— 40 — 42% всех больных — москвичи. Примерно 75% больных из РСФСР, включая Москву, остальные — из других республик.

— Сколько средств из бюджета Минздрава СССР выделяется вашему центру?

— С учетом всех источников финансирования — 20 млн. руб. в год. Сюда входят ассигнования и на научные исследования.

— Тем не менее даже из тех скудных средств, которыми располагает Минздрав, большую часть ассигнований на научные исследования получает ВОНЦ. Есть ли практическая отдача от нашей науки?

— Научный уровень у нас достаточно высок, сотрудничаем с ведущими онкоцентрами мира. Лечение на таком же уровне, как в США, Италии и других странах Запада.

— В вашем — ведущем онкоцентре страны — может быть, и так. А что делается в обычных больницах? Нет слов, чтобы передать боль, пронизывающую письма читателей, у которых родные и близкие болеют раковыми заболеваниями. Особенно, когда это касается детей. Является ли оптимальной, с вашей точки зрения, система онкологической помощи в стране?

— Система хорошая, но для того, чтобы она работала, нужна высокая оснащенность онкодиспансеров, соответствующий уровень подготовки онкологов на местах и нормальная зарплата врачей. Пока ничего этого нет.

— Какие перспективы у онкологии в ближайшее время?

— Мы не ожидаем каких-то значительных открытий, которые перевернут диагностику и лечение злокачественных опухолей. Хирургия в онкологии достигла своего потолка. Что касается лучевых методов лечения, то они, конечно, будут совершенствоваться. Однако назревающего революционного решения я, к сожалению, не вижу. Наверняка появятся новые иммунные препараты на основе биотехнологии, но вряд ли и они станут панацеей. Основной упор следует делать не на диагностику и лечение, а прежде всего на профилактику.

ТАРИФЫ НА МЕДИЦИНСКИЕ УСЛУГИ, ОКАЗЫВАЕМЫЕ ИНОСТРАННЫМ ГРАЖДАНАМ В ВОНЦ АМН СССР

Таблица дана в сокращенном варианте.

Смотрите также:



Источник: aif.ru


Добавить комментарий