Желтуха у подростков

Желтуха у подростков

Переезд склада в Европу.
Реализуем препараты от гепатита С в России по закупочной цене - ликвидация склада
Перейти на сайт

Билирубин — производная гемоглобина. Продолжительность жизни содержащих гемоглобин красных кровяных телец (эритроцитов) — всего четыре месяца. Потом они разрушаются, и вместо них формируются новые. Гемоглобин, не содержащийся внутри эритроцитов, токсичен, и организм его разрушает. Белковая его часть удаляется, железо перерабатывается и используется для формирования новых эритроцитов, а остаток превращается в билирубин. Столько усилий — и все впустую, потому что билирубин все равно токсичен и должен выводиться из организма.

Билирубин — вещество жирорастворимое и потому не может выводиться вместе с мочой или желчью, состоящими из воды и водорастворимых веществ. К счастью, печень способна комбинировать (конъюгировать) билирубин с другими веществами; связанный билирубин может растворяться в воде и выделяться вместе с желчью. Именно билирубин придает фекалиям их специфический цвет (и объясняет, почему при некоторых болезнях печени стул становится белым). Связанный билирубин в кишечнике не усваивается. Но, находясь там, часть билирубина снова делается жирорастворимой и вновь всасывается в кровь. Это называется кишечно-печеночной циркуляцией билирубина.

Все это происходит в организме как у ребенка, так и у взрослого, но не у плода. Плод не может выделять билирубин с желчью (в утробе он не испражняется, хотя во время родов такое случается и указывает на патологическое состояние плода), так что билирубин у него выводится через плаценту в печень матери. Для того чтобы проходить через плаценту, билирубин должен быть жирорастворимым. Печень плода не может связывать билирубин, потому что в противном случае связанный билирубин не мог бы проникать через плаценту И оставался бы в крови ребенка, постепенно накапливаясь там вплоть до смертельной концентрации.

С родами для ребенка все меняется легкие, до того наполненные водой, теперь должны дышать воздухом. Раньше всю пишу он получал через плаценту, теперь он должен есть, переваривать и усваивать полезные вещества. Почки, которым раньше не приходилось выводить из организма токсичные вещества (амниотическая жидкость — по сути моча плода — безвредна, потому что плод ее же и пьет), теперь должны начать их отфильтровывать и выделять. И в то же время его печень должна начать связывать билирубин. У большинства новорожденных все эти перемены происходят быстро, одновременно и без проблем.

На то, чтобы печень младенца заработала в полную силу, требуется время, и первые несколько дней билирубин в его организме накапливается, отчего ребенок становится немного желтушным. То, что печень запускается так медленно, — это скорее всего не дефект, а, наоборот, специально задумано природой. Взрослым билирубин вреден, но у новорожденных он выполняет функцию антиоксиданта. Небольшая желтушность новорожденным полезна. Но не слишком сильная; чересчур высокий уровень билирубина в крови может вызвать серьезное поражение головного мозга (билирубиновую энцефалопатию).

Природа не могла предусмотреть, что мы станем разлучать новорожденного с матерью, совать ему соски и бутылочки и позволять кормиться грудью только раз в четыре часа. Младенцы, которые мало сосут грудь, меньше испражняются, так что выделенный в желчь связанный билирубин надолго остается в кишечнике и всасывается обратно в кровь. Печень не в состоянии связать весь вернувшийся к ней из кишечника билирубин, и ребенок становится все более желтушным. Это то, что называется «желтуха грудного вскармливания», хотя некоторые считают, что правильнее было бы называть ее «желтуха дефицита грудного вскармливания». Лучший способ предотвратить ее развитие — начать правильно кормить грудью: первое кормление — прямо в родильной палате, потом круглосуточно оставлять ребенка с матерью, кормить по требованию и добиваться, чтобы медсестры и акушерки помогали матери кормить в правильном положении.

Поскольку в небольших количествах билирубин ребенку полезен, в молоке матери содержится вещество, помогающее какому-то количеству билирубина становиться в кишечнике жирорастворимым. У детей на искусственном вскармливании физиологическая желтуха полностью проходит где-то за неделю, тогда как младенцы на грудном вскармливании могут оставаться желтоватыми по нескольку недель, даже вплоть до двух или трех месяцев. Это обычно и называют «желтухой грудного вскармливания». Название глупое, людей оно вводит в заблуждение, и полагаю, через несколько лет кто-нибудь на Западе додумается его изменить. Но пока что приходится жить с таким.

Некоторые педиатры, не имеющие достаточного опыта наблюдения младенцев на нормальном грудном вскармливании (до недавнего времени они были редкостью) от такой продолжительной желтушности пугаются и требуют делать малышу анализ за анализом. В этом нет необходимости. Если младенец очень желтый, сделайте анализ крови. Если уровень билирубина очень высокий (18 мг/дл), имеет смысл подождать пару дней и сделать еще один анализ — проверить, не поднялся ли билирубин еще выше. Если же второй анализ показал, что уровень билирубина понизился, продолжать следить, как он снижается с 16 до 13, потом до 11, 8, 5, 7 и т. д. не нужно. И так уже ясно, что он продолжит постепенно снижаться и что на это уйдет несколько недель.

У почти трети всех здоровых, но остающихся желтушными дольше месяца новорожденных оказывается синдром Жильбера — передающаяся по наследству мутация в гене, влияющем на связывание билирубина печенью (это не болезнь, люди с синдромом Жильбера доживают хоть до ста лет). Во взрослом возрасте синдром Жильбера может периодически вызывать легкую желтуху, часто совпадающую с началом других болезней, например гриппа. Неприятность в том, что когда такое происходит, врачи паникуют и посылают делать анализы — думают, что у пациента гепатит. Узнать, что это всего лишь синдром Жильбера и беспокоиться не о чем, для человека — всегда большое облегчение. Если вы знаете, что у вас в семье были люди с синдромом Жильбера (или не знаете, но догадываетесь — скажем, у какого-то родственника периодически подозревали желтуху, но врачи ничего не находили), скажите об этом своему педиатру.

Поскольку билирубин выводится через печень, а не с мочой, пить больше жидкости бесполезно. Капельницей с глюкозой желтуху нельзя ни предотвратить, ни вылечить.

При очень высоких уровнях билирубина в крови применяют фототерапию. Свет от специальных ламп, попадая на кожу, разрушает билирубин. Если все, что нужно вашему младенцу, — это фототерапия, помещать его в отделение реанимации новорожденных не требуется; лампы для фототерапии легко передвигаются, и при необходимости их можно привезти и установить в вашей палате. Настаивайте на том, чтобы ребенку разрешили остаться вместе с вами. Его обязательно нужно как можно чаще кормить грудью — во-первых, чтобы уровень билирубина понизился, во-вторых, от жара ламп ему будет требоваться больше жидкости (обычно для этого достаточно увеличить частоту кормлений, но в некоторых случаях может понадобиться допаивать его водой). Много лет назад считалось, что, если у новорожденного началась желтушность, ему нужно несколько дней не давать грудь. Некоторые врачи до сих пор это советуют, хотя уже доказано, что делать так не нужно. В тех случаях, когда желтуха вызвана каким-либо другим заболеванием или резус-конфликтом, прерывать грудное вскармливание также не следует.

В тех редких случаях, когда уровень билирубина в крови новорожденного настолько высокий, что младенцу угрожает реальная опасность, приходится делать переливание крови, полностью заменять его собственную кровь свежей. При «нормальной» желтухе, причина которой в том, что младенец банально недополучает молока, и которую врачи называют физиологической желтухой новорожденных (или парафизиологическим, то есть «почти нормальным», состоянием), такое случается крайне редко. Тем не менее у желтухи может быть множество иных причин: несовместимость по группе крови или резус-фактору, проблемы с печенью, инфекции и т. д. В зависимости от возраста ребенка и симптомов врачи могут захотеть сделают ребенку необходимые анализы, чтобы убедиться, что нет ничего серьезного.

В наше время здоровым двух-трехдневным младенцам фототерапию назначают, только если уровень билирубина у них в крови доходит до 20, а переливание крови — при 25. В прежние времена фототерапию назначали гораздо раньше, но доказано, что реальной необходимости в этом не было. Для больных или недоношенных детей желтуха представляет гораздо большую опасность, и поэтому начинать лечить ее приходится раньше.

Сегодня на Западе из роддомов выпускают еще прежде, чем младенец успевает стать желтушным. Проверяйте, какого цвета ваш малыш — лицо, ножки, белки глаз. Если спустя несколько дней по возвращении домой вы явно видите, что ребенок сделался желтее, посетите поликлинику или возвращайтесь снова в роддом. Всегда проверяйте цвет кожи при дневном освещении, свет от ламп часто желтоватый и может ввести в заблуждение.

Многие врачи и медсестры для борьбы с желтухой советуют класть младенца под прямые солнечные лучи. Это ошибка. В роддоме детей под лампами фототерапии держат круглыми сутками (и перекладывают только для кормления). Но в нашем, испанском климате без защитного крема (со степенью защиты не менее 30 единиц) нельзя оставлять младенца под прямыми солнечными лучами дольше, чем на десять минут. Если оставить его на солнце, не намазав солнцезащитным кремом, на целый час, серьезный солнечный ожог ребенок заработает, а вот от желтухи это ему не поможет, потому ч\о час для этого — слишком мало. Не обращайте на такие советы внимания. Ребенку либо требуется фототерапия (в роддоме или, если у вас есть профессиональная лампа для фототерапии, дома), либо нет (и, значит, на солнце его выставлять не нужно). Что ему действительно требуется, так это частое кормление грудью.

Билирубин (единицы измерения): 1 мг/дл соответствует 17,1 мкмоль/л.

Лабораторно определяются различные фракции:

  • Общий билирубин (ТВ).
  • Неконъюгированный билирубин (Вu).
  • Вс: конъюгированный билирубин (связанный с глюкуроновой кислотой).
  • [D]-билирубин: ковалентно связанный с альбумином.
  • Прямой билирубин: сумма ди- и моноконъюгированного билирубина + [D]-билирубин.
  • Схема билирубиновых фракций.

Физиологическая желтуха: начинается с 3-х суток жизни, длится максимально 8 дней. Максимальный уровень билирубина у доношенных новорождённых не превышает 17 мг/дл.

Патологическая желтуха:

  • билирубин в пуповинной крови > 6 мг/дл.
  • Icterus praecox — уровень билирубина в первые 36 часов жизни > 12 мг/дл (200 мкмоль/л).
  • Icterus gravis — уровень общего билирубина > 20 мг/дл.
  • Icterus prolongatus (затянувшаяся желтуха) сохраняется после 2 недель жизни (> 14 дней).

Причины желтухи у новорожденных детей

Желтухи у новорожденных могут быть обусловлены самыми разнообразными причинами, в основе которых лежит повышение уровня неконъюгированного либо конъюгированного билирубина. Спектр состояний, приводящих к развитию гипербилирубинемии преимущественно за счет неконъюгированного билирубина, согласно R.S. Chandra и J.Th. Stacker, включает следующие состояния.

Повышенное образование неконъюгированного билирубина:

  • гемолитическая болезнь новорожденного, обусловленная несовместимостью по резус-фактору, реже — по системе АВО или другим группам;
  • сепсис;
  • эритроцитопатии;
  • гемоглобинопатии;
  • гематомы, родовые травмы;
  • полицитемия, материнско-фетальная или фето-материнская трансфузия;
  • лекарства.

Нарушение транспорта билирубина в крови:

  • гипоксия;
  • ацидоз;
  • гипоальбуминемия;
  • лекарства;
  • Intralipid.

Нарушение процессов транспорта и конъюгации билирубина в печени:

  • уменьшение синусоидальной перфузии;
  • синдром Жильбера;
  • желтуха от материнского молока;
  • гипогликемия;
  • гипотиреоз;
  • высокая кишечная непроходимость;
  • дефицит глюкуронилтрансферазы I и II типов;
  • лекарства.

Нарушение процессов печеночно-кишечного транспорта билирубина:

  • низкая кишечная непроходимость;
  • меконеальный илеус.

Состояния, при которых имеет место повышение уровня конъюгированного билирубина, выглядят следующим образом.

Внепеченочная обструкция:

  • атрезия желчных протоков;
  • стеноз желчных протоков;
  • склерозирующий холангит;
  • камни;
  • опухоли;
  • слизистая/желчная пробка.

Патология печени:

  • гигантоклеточный гепатит;
  • недостаток внутрипеченочных желчных протоков;
  • синдромальный (Алажиля) гепатит;
  • несиндромальный гепатит;
  • синдром Байлера (прогрессирующая гепатоцеллюлярная болезнь с персистирующим внутрипеченочным холестазом);
  • дефекты в метаболизме желчных кислот (trihydro-xycoprostanic acidemia).

Врожденные аномалии:

  • врожденный фиброз печени;
  • болезнь Кароли.

Токсические поражения:

  • полное парентеральное питание;
  • сепсис;
  • эндотоксемия.

Хромосомные болезни:

  • синдром Дауна;
  • трисомия 17-18.

Врожденные нарушения метаболизма:

  • аминокислот: тирозинемия;
  • углеводов: галактоземия; фруктоземия; болезнь накопления гликогена, тип IV;
  • липидов: болезнь Гоше; болезнь Ниманна — Пика; болезнь Вольмана;
  • гликолипидов: дефицит а,-антитрипсина.

Смешанные нарушения:

  • кистозный фиброз;
  • неонатальная болезнь накопления железа;
  • индийский детский цирроз с избыточным содержанием меди;
  • цереброгепаторенальный синдром Цельвегера;
  • гипопитуитаризм;
  • гипотиреоз.

Инфекции:

  • вирусные: цитомегаловирус; гепатит В; вирус простого герпеса; вирус Коксаки; ECHO; реовирус, тип III; парвовирус, тип В 19;
  • бактериальные: туберкулез; сифилис; листериоз; простейшие; токсоплазмоз.

Системные поражения:

  • лангергансовоклеточный (гистиоцитоз X);
  • семейный эритрофагоцитарный лимфогистиоцитоз.

Другие:

  • шок;
  • сердечная недостаточность.

Существует несколько наследственных синдромов нарушения метаболизма билирубина. При синдромах Криглера — Наяра и Жильбера происходит нарушение конъюгации билирубина с развитием неконъюгированной гипербилирубинемии. Конъюгированная гипербилирубинемия возникает при синдромах Дабина — Джонсона и Ротора.

Синдром Криглера — Наяра — наследственное аутосомно-рецессивное заболевание, связанное с полным отсутствием или недостаточностью глюкуронилтрансферазы. Он проявляется желтухой у новорожденного на 2-4-й день жизни. В зависимости от выраженности ферментопатии, а следовательно, интенсивности гипербилирубинемии и прогноза различают I и II типы синдрома. При I типе синдрома Криглера — Наяра имеет место полное отсутствие фермента глюкуронилтрансферазы. что приводит к неуклонному нарастайию желтухи за счет непрямого билирубина и заканчивается смертью в течение 1-го года жизни. Печень либо имеет нормальную структуру, либо характеризуется заметным увеличением желчи в желчных канальцах. Ультраструктурные изменения неспецифичны. При II типе с аутосомно-доминантным типом наследования прогноз лучше, поскольку отмечается частичный дефицит фермента глюкуронилтрансферазы. Возможна медикаментозная коррекция гипербилирубинемии фенобарбиталом и фототерапией с последующим восстановлением фермента.

Синдром Жильбера — заболевание, характеризующееся повышением уровня непрямого билирубина и бессимптомным течением. Причиной гипербилирубинемии являются снижение проникновения непрямого билирубина в гепатоцит и относительная недостаточность фермента глюкуронилтрансферазы. Диагноз обычно устанавливается в подростковом или молодом возрасте, когда болезнь манифестирует при повышенной физической или психической нагрузке, интеркуррентных инфекциях, голодании.

Синдром Дабина — Джонсона — аутосомно-рецессивное заболевание, при котором имеется дефицит каналикулярной секреции билирубиндиглюкуронида. Гепатоциты в центральных отделах печеночной дольки содержат депозиты из гранул золотисто-коричневого пигмента, который имеет тинкториальные признаки меланина. Однако при электронной микроскопии установлено, что эти гранулы не являются меланосомами, а имеют признаки лизосом.

Синдром Ротора отличается от синдрома Дабина — Джонсона клинически и морфологически. Печень гистологически не изменена, но при электронной микроскопии выявляются незрелые желчные канальцы и осмиофильные лизосомальные гранулы.

Холестатические желтухи могут быть обусловлены как внутрипеченочными, так и внепеченочными нарушениями транспорта и выделения желчи. При внутрипеченочных нарушениях блок может быть на уровне внутрипеченочных желчных протоков, холангиол, гепатоцитов, желчного секреторного аппарата или желчных канальцев. В некоторых случаях локализация блока неизвестна. Механизмы каналикулярного холестаза включают незрелость желчных канальцев, повреждения мембранного потока и везикулярной активности, изменение мембранных липидов, соединений, нарушение связей между гепатоцитами, нарушение состава желчи в канальцах, изменения в структуре актиновых микрофиламентов в канальцах.

Несмотря на многообразие заболеваний, сопровождающихся конъюгированной гипербилирубинемией, которые перечислены выше, 70% случаев холестаза у новорожденных обусловлено неонатальным гепатитом или атрезией желчных путей.

Осложнения желтухи у новорожденных детей

Билирубиновая энцефалопатия при высоком уровне неконъюгированного билирубина. Острая билирубиновая энцефалопатия.

Ранняя фаза: летаргия, нарушения сосания.

Промежуточная фаза: умеренный ступор, раздражительность и гипертонус. Температура и пронзительный крик, сменяющийся сонливостью и гипотонией. Гипертонус с избыточным изгибом шеи (ретроколлис) и спины (опистотонус). В этой фазе, вероятно, может помочь заменное переливание крови (единичные данные). Прогрессирующая фаза: предположительно необратимые повреждения центральной нервной системы, тяжёлый ретроколлис и опистотонус, пронзительный крик, невозможность сосания, апноэ, температура, глубокий ступор, кома, иногда судороги и смерть.

  • Ядерная желтуха (необратимые повреждения) с центральными двигательными нарушениями (диспноэ и атетоз), ментальная ретардация, потеря слуха, апноэ и дефекты зубной эмали оставшихся зубов.
  • Холестаз и цирроз печени при высоком уровне конъюгированного билирубина.

Методы измерения билирубина

Клинически (цвет кожных покровов): желтуха видна при уровне билирубина приблизительно 5 мг/дл с диапазоном колебания 3—12 мг/дл. Визуальная оценка желтухи очень зависит от цвета кожных покровов, освещения и опыта врача, соответственно слишком ненадёжна. Поэтому нельзя пренебрегать измерением уровня билирубина в сыворотке или чрезкожным измерением билирубина. Даже у здоровых зрелых новорождённых на грудном вскармливании без явных факторов риска может развиться ядерная желтуха и/или нарушения слуха.

Внимание: опасность пропустить гипербилирубинемию, требующую терапии, возникает особенно в случае амбулаторных родов или выписке из роддома до 3-х суток жизни. Поэтому очень важно, чтобы в последующие 2 (максимально 3) дня состоялся приём у педиатра и стандартный обмен информацией о пациенте.

Чрезкожное измерение уровня билирубина (чрескожный билирубиновый индекс (tcB-индеке); билирубинометр фирмы Минолта или Bilicheck):

  • аппарат Bilicheck необходимо калибровать перед каждым измерением, он показывает абсолютные значения. Однократное измерение относительно дорогое;
  • метод применим только для доношенных детей с массой > 2500 г, которые не получали ни фототерапию, ни заменное переливание крови.
  • измерения проводить на лбу или на грудине за исключением застойного цианоза и у представителей цветных рас;

терапевтические выводы делать только после измерения уровня билирубина в сыворотке. Лабораторный контроль необходим, напр., при:

  • tcB-индеке >16 при наличии факторов риска ядерной желтухи;
  • tcB-индеке >20 при отсутствии факторов риска ядерной желтухи;
  • всегда в случае желтухи ргаесох (< 24 часов жизни);
  • после первой недели жизни для исключения холестаза.

Внимание: уровни билирубина, измеренного чрезкожно, не стандартизированы. Имеются различия между аппаратами. Поэтому для каждого аппарата необходимо знать границы норм чрезкожного билирубинового индекса.

Наш опыт: уровень билирубина в сыворотке максимум был настолько же высок, как и чрескожный уровень, выше — никогда.

Лабораторные методы

Билирубиновые фракции (общий билирубин, неконъюгированный и конъюгированный билирубин) во многих клиниках измеряются с помощью рефлексионной спектрометрии (Kodak Ektachem). У новорождённых и недоношенных детей (из-за технических проблем) можно определять так называемый «неонатальный билирубин» (Bing, конъюгированный и неконъюгированный билирубин). Так как у новорождённых детей основную часть билирубина обычно составляет неконъюгированный билирубин, этот уровень может использоваться для принятия терапевтических решений.

Во многих местах не установлены аналитические системы для рутинного и экстренного определения уровня конъюгированного и неконъюгированного билирубина. В этом случае возможно определение общего билирубина с применением диазореагента и ускорителя реакции (кофеин) и измерение прямого билирубина без ускорителя. Непрямой билирубин представляет собой разницу этих двух билирубинов.

Определение так называемого «неонатального билирубина» — очень простой метод, малозатратный, возможен из цельной крови, но очень чувствительный к помехам. Показания к заменному переливанию крови не могут определяться только по уровню «неонатального билирубина».

Измеренный газоанализатором билирубин хорошо коррелирует с биохимическим измерением до уровня 15 мг/дл (250 мкмоль/л), и поэтому из-за небольшого объема пробы очень хорошо подходит для скрининга у иктеричных детей.

Внимание: холестаз не может быть диагностирован и оценен с помощью т.н. «неонатального билирубина».

Минимальная диагностика:

  • Группа крови матери и ребенка, включая резус-фактор.
  • Прямая реакция Кумбса и общий белок или альбумин у ребенка.
  • Семейный анамнез.
  • Проверьте, проведен ли скрининг ТТГ. В противном случае необходимо определить ТТГ, свободные Т4, Т3.
  • Обследование: гематомы, кефалогематома и т.д.

Внимание: при подозрении на инфекцию выполните анализ мочи.

Расширенная диагностика:

  • Альтернатива: Основные положения общества неонатальной и педиатрической интенсивной медицины: Leitlinien GNPI.
  • Затянувшаяся желтуха (Icterus prolongatus): подозрение на нарушение обмена веществ.
  • Холестаз: конъюгированный билирубин составляет как минимум 10 % от общего билирубина при двукратном определении или его уровень выше 2 мг/дл.

Критическая оценка гипербилирубинемии

Здоровые новорожденные дети без патологического гемолиза: длительное время дискутируется вопрос разграничения физиологической и патологической желтухи и соответственно — границ фототерапии и заменного переливания крови. Ситуация во многом упростилась, поскольку в настоящее время имеются «Основные положения общества неонатальной и педиатрической интенсивной медицины: Leitlinien GNPI, которые очень тесно перекликаются с рекомендациями Американской академии педиатрии. Рекомендации основываются на уровне общего билирубина.

Многие факты свидетельствуют о том, что эти границы могут применяться также и у недоношенных детей с гестационным возрастом > 35 недель, массой тела > 2000 г, а также при АВО-несовместимости.

Повышенный риск развития ядерной желтухи имеется при:

  • Гемолизе вследствие Rh-несовместимости.
  • Гипоксии, ацидозе, гипоальбуминемии, гипогликемии, гипотермии, сепсисе.
  • Использовании медикаментов, вытесняющих билирубин из связи с альбумином (например, цефтриаксон, дигоксин, лазикс, валиум, тео-филлин, кофеин, ибупрофен!).
  • Дефиците глюкозо-6-фосфат дегидрогеназы в комбинации с синдромом Crigler-Najar.

Диагностика желтухи у новорожденных детей

Клинические и биохимические данные не всегда позволяют отличить желтуху, обусловленную необструктивными повреждениями, от таковой в связи с обструкцией внепеченочных желчных протоков. Поэтому часто необходимо прибегать к биопсии печени, которая позволяет правильно установить диагноз в 90-95% случаев. Печень новорожденных реагирует на разнообразные повреждения относительно стереотипно и при холестазе у большинства детей отмечается гигантоклеточная трансформация гепатоцитов. При этом значительно увеличенный в размерах гепатоцит содержит четыре ядра или более, имеет гетерогенную цитоплазму с областями бледности и уплотнения (конденсации) материала. В цитоплазме часто выявляются желчный пигмент, липофусцин и железо. Гиганто-клеточная трансформация затрагивает различное число клеток. Наиболее часто она выявляется в возрасте до 3-х месяцев, после чего частота обнаружения гигантоклеточной трансформации значительно уменьшается. Ранее существовавшая точка зрения относительно диагностической специфичности гигантоклеточной трансформации гепатоцитов при некоторых вирусных инфекциях, как было доказано, является ошибочной. Гигантоклеточная трансформация гепатоцитов фактически наблюдается при всех холестатических синдромах новорожденных, включая атрезию желчных протоков, неонатальный гепатит, разнообразные инфекции, метаболические нарушения, дефицит α1-антитрипсина и синдромы недостатка внутрипеченочных желчных протоков.

Неонатальный гепатит — заболевание печени у новорожденных неустановленной природы. Оно также известно под названием идиопатической обструктивной холангиопатии, в которую принято включать случаи неонатального гепатита, атрезии желчных путей и кисты общего желчного протока. Подразумевается, что начальное повреждение приводит к воспалению на каком-то уровне гепатобилиарной системы с преобладанием гепатоцеллюлярных нарушений, манифестирующих как неонатальный гепатит, и преобладанием повреждения внепеченочных желчных протоков, манифестирующих как атрезия желчных путей.

Интенсивный поиск вирусного агента результатов не дал, однако есть предположение о роли реовируса III типа при синдромах холестатического гепатита и атрезии желчных путей.

Макроскопически печень может быть увеличена, обычно с гладкой поверхностью и имеет темно-зеленый цвет. Гистологически обычно наблюдается холестаз внутри гепатоцитов и в желчных канальцах центральных отделов печеночных долек, редко — в междольковых желчных протоках, а также отмечается гигантоклеточная трансформация гепатоцитов. Гепатоциты могут находиться также в состоянии баллонной дистрофии, ацидофильного некроза. Может отмечаться формирование псевдожелезистых структур. Мононуклеарные клетки редко встречаются как в печеночной дольке, так и в портальных трактах. Обычно выявляется экстрамедуллярный эритропоэз. Портальные области, как правило, не расширены, желчные протоки нормальные или могут выявляться с трудом. Изредка наблюдается умеренная пролиферация междольковых желчных протоков. Прогноз болезни хороший. Обычно наблюдается выздоровление, изредка возможно развитие персистирующей болезни печени.

Семейный холестаз ассоциируется с рядом синдромов, к которым относятся синдром Алажиля, синдром Байлера, норвежский холестатический синдром, доброкачественный рецидивирующий холестатический синдром и североамериканский индийский холестатический синдром. У новорожденных и детей грудного возраста самым частым является синдром Байлера. Тип наследования — аутосомно-рецессивный. Патология ограничена печенью. Внепеченочные проявления связаны с холестазом. Патологические изменения сводятся к гигантоклеточному гепатиту, который в некоторых случаях сочетается с недостатком внутрипеченочных желчных протоков. Болезнь быстро прогрессирует в билиарный цирроз печени, пациенты до взрослого возраста доживают редко. При электронной микроскопии в печени также отмечается холестаз и нарушения митохондрий, которые, однако, не являются па-тогномоничными.

Североамериканский индийский холестаз, впервые описанный у представителей племени коренных американцев в северо-западном Квебеке, проявляется в первые недели жизни. В материале биопсии печени имеет место картина неонатального гепатита. При электронной микроскопии выявляется утолщение в периканаликулярной области с накоплением актиновых филаментов, что, вероятно, приводит к нарушению секреции желчи. Со временем происходит прогрессирование болезни с развитием микроузлового цирроза, приводящего к смерти.

Наиболее значимыми факторами риска развития холестаза у детей, находящихся на полном парентеральном питании, является недоношенность с малым гестационным сроком и весом при рождении. Частота развития болезни нарастает при увеличении времени нахождения на парентеральном питании. Если оно превышает 60 дней, риск развития холестаза составляет 80%. Вероятность холестаза возрастает также при наличии патологии желудочно-кишечного тракта (некротизирующийся энтероколит, гастрошизис) или кишечной резекции. Наиболее ранним маркером болезни является повышение уровня желчных кислот в сыворотке крови, которое может регистрироваться спустя 5 дней от начала парентерального питания. Гипербилирубинемия обычно появляется только через 3-4 недели от начала инфузий.

Гистологические изменения в печени соответствуют холестазу со скоплением желчи как внутри гепатоцитов, так и в желчных капиллярах, что особенно выражено в центре печеночных долек. Отмечаются также дискомплексация печеночных балок, баллонная дистрофия гепатоцитов, гиперплазия клеток Купфера с наличием в них липофусцина. В гепатоцитах определяется железо. Могут происходить гигантоклеточная и псевдоацинарная трансформация, встречаются рассеянные очаги некроза гепатоцитов. Может отмечаться экстрамедуллярный эритропоэз и очаговая умеренная или выраженная лимфоцитарная инфильтрация, иногда с примесью нейтрофильных и эозинофильных лейкоцитов. Пролиферация желчных протоков может быть такой же, как при внепеченочной обструкции. Стеатоз встречается редко. При электронной микроскопии отмечается расширение желчных капилляров за счет переполнения желчью, потеря микроворсинок, гипертрофия гладкого эндоплазматического ретикулума, содержащего слабо электронно-плотный материал, коллагеновые волокна в пространствах Диссе.

В большинстве случаев после восстановления энтерального питания клинические и морфологические признаки холестаза исчезают. Однако возможно развитие цирроза печени и печеночной недостаточности.

У детей с бронхопульмональной дисплазией другим осложнением полного парентерального питания является холелитиаз, обусловленный застоем желчи.

Неонатальные желтухи при инфекционных заболеваниях. Воспалительные заболевания печени инфекционной природы в неонатальном периоде могут быть вызваны вирусами, бактериями, простейшими. Способы заражения: трансплацентарный, интранатальный, постнатальный.

Вирусные гепатиты новорожденных среди причин неонатальных желтух являются частыми. Наибольшее значение имеют вирусы герпеса, краснухи, цитомегаловирус, а также вирусы гепатита А, В.

Герпес-вирусная инфекция обычно проявляется в возрасте 4-6 дней. Заражение чаще происходит во время родов от матери, у которой симптомы болезни отсутствуют, возможен также трансплацентарный путь инфицирования. Имеют место гепатомегалия и желтуха, в тяжелых случаях развивается ДВС-синдром. Макроскопическая картина поражения печени весьма характерна — определяются многочисленные белые фокусы диаметром 1-2 мм. Гистологически они представляют собой фокусы коагуляционного некроза, вокруг которых гепатоциты содержат герпетические включения I и II типов. Более часто встречаются изменения гепатоцитов по типу «пустых ядер». Инфекция может быть доказана иммуногистохимически.

Заражение краснухой происходит внутриутробно. У новорожденного обычно отмечается низкая масса тела при рождении, часто наблюдаются гепатоспленомегалия, желтуха и тромбоцитопения, а также поражение сердечно-сосудистой системы и глаз. Гистологические изменения печени схожи с проявлениями неонатального гепатита. Пролиферация желчных протоков и портальный фиброз могут быть обнаружены позже.

При цитомегаловирусной инфекции заражение может произойти трансплацентарным путем, интранатально или после рождения через зараженные секреты, при переливании крови или ее продуктов. Клинические симптомы могут отсутствовать или отмечаться желтуха и гепатоспленомегалия. При раннем внутриутробном заражении отмечается низкая масса тела при рождении, микроцефалия, кальцификаты в мозге, хориоретинит, тромбоцитопения. При гистологическом исследовании печени в дополнение к признакам неонатального холестаза выявляется характерный цитомегаловирусный метаморфоз («цитомегалы») эпителия желчных канальцев и менее часто гепатоцитов. При электронной микроскопии и иммуногистохимии можно идентифицировать вирус при отсутствии цитомегаловирусных клеток. Клинические проявления поражения печени могут быть выражены минимально, редко развивается нецирротическая портальная гипертензия. Есть сообщения о взаимосвязи цитомегаловирусной инфекции с атрезией желчных путей, а также с недостатком внутрипеченочных желчных протоков.

Вирусы гепатита А и В — редкая причина неонатального гепатита.

Возбудитель гепатита А — РНК-содержащий вирус гепатита А, относящийся к группе энтеровирусов. Заражение происходит энтеральным путем, инкубационный период длится от 2 до 7 недель. Вирус обладает цитолитическим действием на гепатоциты. Дети 1-го года жизни гепатитом А, как правило, не болеют. У новорожденных заражение может произойти при переливании крови, но обычно протекает бессимптомно.

Передача гепатита В происходит в 3-м триместре беременности от матерей, больных острым гепатитом, или в случае, когда мать является носителем HBsAg. У новорожденных обычно симптомы болезни отсутствуют, но они становятся HBsAg позитивны и могут иметь немного повышенные уровни трансаминаз. С течением времени у таких детей может развиться хронический активный гепатит с исходом в цирроз печени и развитием гепатоцеллюлярной карциномы. У небольшого числа пациентов может развиться острый гепатит, в том числе его фульминантная форма.

Гистологическое проявление острого вирусного гепатита — дискомплексация печеночных долек и воспаление. Повреждения гепатоцитов представлены баллонной дистрофией и некрозом отдельных клеток с наличием ацидофильных телец Каунсильмена. Сопутствующая регенеративная активность проявляется митозами и наличием двуядерных и многоядерных клеток. Клеточный инфильтрат является мононуклеарным и располагается в дольке и портальных трактах. Портальные области однородно инфильтрированы лимфоцитами. Могут присутствовать плазматические слетки, цейтрофилы и ацидофильные гранулоциты. Инфильтрат может распространяться в перипортальную часть дольки, но в отличие от хронического активного гепатита перипоргальные некрозы не характерны и все портальные области однородно вовлечены. Отмечается гиперплазия клеток, выстилающих синусоиды, клетки Купфера загружены липофусцином.

При исследовании биоптата печени можно обнаружить непрямые маркеры вирусного гепатита В. К ним относятся матово-стекловидные гепатоциты, «песочные» ядра гепатоцитов, тельца Каунсильмена. Матово-стекловидные гепатоциты при обычной микроскопии имеют вид крупных клеток с бледно-эозинофильной мелкозернистой цитоплазмой, отделенной от оболочки клетки светлым ободком, ядро смещено к оболочке клетки. Для выявления таких клеток используется окраска треххромовым методом по Массону и на полутонких срезах, заключенных в эпон и окрашенных толуидиновым синим. В цитоплазме таких гепатоцитов, как правило, антиген HBsAg обнаруживается различными методами. Описанные изменения ядер характерны для антигена HBcAg. Тельца Каунсильмена представляют собой апоптотические тела. Они имеют вид округлых образований с гомогенной эозинофильной цитоплазмой, в которых отсутствует ядро или прослеживаются его остатки. Локализация: печеночные балки или просвет синусоидов, где они могут фагоцитироваться клетками Купфера. Могут выявляться также при инфекционном мононуклеозе, герпетическом поражении печени.

Различают следующие клинико-анатомические формы вирусного гепатита: острую циклическую (желтушную); безжелтушную; некротическую (злокачественную, фульминантную); холестатическую и холангиолитическую; хроническую.

Острая циклическая форма — печень увеличена, ткань ее уплотнена, красного цвета (большая красная печень). Гистологически: полнокровие, отек, пролиферация клеток Купфера, гистиолимфоцитарная инфильтрация портальных трактов. Гепатоциты интактны либо отмечается их зернистая дистрофия. При электронной микроскопии в клетках обнаруживается вирус, повышение белоксинтезирующей функции гепатоцитов, гипертрофия и набухание митохондрий, гипертрофия и гиперплазия рибосом. При появлении желтухи нарастает вакуольная, баллонная дистрофия гепатоцитов с исходом в колликвационный некроз либо гиалиновокапельная дистрофия с исходом в коагуляционный некроз. Выявляются апоптотические тельца Каунсильмена, располагающиеся в перисинусоидальном пространстве. Очаговые некрозы гепатоцитов приводят к формированию узелков Бюхнера (макрофагальная реакция клеток Купфера) и развитию коллапса ретикулярной стромы с последующим склерозом. Отмечаются холестазы, гистиолимфоцитарная инфильтрация портальных трактов и лимфоидная печеночных долек. Безжелтушная форма — изменения характерны для преджелтушного периода циклической формы.

Злокачественная, или молниеносная, форма характеризуется массивными некрозами печени. Холестатическая и холангиолитическая формы проявляются наличием желчных тромбов в просвете желчных капилляров и внутриклеточными холестазами, как правило, холестаз сочетается с холангиолитом, холангитом, перихолангитом. Отмечается инфильтрация долек и портальных трактов лимфоцитами, полиморфноядерными лейкоцитами.

Хроническая форма представляет собой неразрешившееся воспалительное заболевание печени, продолжительность которого превышает 6 месяцев. Биопсия печени обязательна для постановки диагноза, определения индекса гистологической активности и стадии процесса. Активность процесса определяется некрозами и дистрофией гепатоцитов, воспалительным инфильтратом, изменениями синусоидов, поражением желчных протоков. Для оценки гистологической активности и стадии (выраженности фиброза) процесса существуют несколько систем учета. Учитывая крайнюю редкость диагноза хронического вирусного гепатита у детей 1-го года жизни, в данном руководстве ранговые системы учета не приводятся, они имеются в многочисленных руководствах и монографиях, посвященных данному заболеванию.

Бактериальный гепатит — это, как правило, проявление сепсиса (чаше условно-патогенная флора). Гистологически выделяют диффузный бактериальный гепатит и абсцедирующую форму со множественными или микронодулярными абсцессами.

Врожденный сифилис у новорожденных (часто мертворожденных) — через капсулу правой доли определяется серая, плохо отграниченная область, имеющая на разрезе вид плотной, белой, волокнистой ткани, которая полностью заменяет паренхиму. Более частый вид поражения — диффузный сифилитический интерстициальный фиброз.

Врожденный токсоплазмоз — при гистологическом исследовании печени выявляются желчные стазы, дистрофия гепатоцитов, очаговые некрозы, перипортальные инфильтраты из лимфоцитов, гистиоцитов, нейтрофилов и эозинофилов. Могут обнаруживаться псевдоцисты или токсоплазмы могут быть идентифицированы при иммунофлюоресценции.

Физиологическая желтуха у новорожденных

Физиологическая желтуха регистрируется не у всех новорожденных, но требует к себе более пристального внимания. Обычно из-за незрелости ферментных систем клеток печени, из-за ускоренного распада эритроцитов, содержащих так называемый фетальный гемоглобин (синтезированный внутриутробно), у ребенка повышается уровень билирубина в крови, и при достижении определенной его концентрации кожные покровы приобретают умеренно желтушную окраску. Желтизна становится заметной на 2-3-й день жизни, при этом желтеют слизистые оболочки, склеры, но кал и моча остаются обычного цвета.

Изменение окраски каловых масс (обесцвечивание), темная моча, а также развитие желтухи с первого дня жизни, повторное ее нарастание после периода уменьшения или исчезновения желтизны, длительность сохранения желтухи более 10 дней у доношенных и 20 дней у недоношенных детей свидетельствуют о патологическом характере процесса. Такая симптоматика требует серьезного обследования ребенка для уточнения диагноза.

Лечение желтухи у новорожденных детей

Здоровые зрелые новорожденные:

Проба Кумбса отрицательная, групповая несовместимость отсутствует:

  • При быстро нарастающем уровне транскутанного билирубина — контроль уровня билирубина в сыворотке.
  • При выраженной гипербилирубинемии: повторить пробу Кумбса.
  • Возможная дальнейшая диагностика.

Проба Кумбса положительная и/или групповая констелляция, Rh-несовместимость:

Опасайтесь ложно положительной пробы Кумбса как результата анти-В-профилактики на 28 неделе гестации.

Желтуха материнского молока:

  • «Раннее начало»: при недостаточном прикладывании к груди и «допаивании» глюкозой
  • «Позднее начало»: при высоком уровне билирубина в течение 24—48 ч сцеживать грудное молоко и ребенка кормить смесью для искусственного вскармливания. На 3 день уровень билирубина должен значительно снизиться, что означает продолжение грудного вскармливания. Обязательно убеждать мать в необходимости грудного вскармливания.
  • Исключить атрезию желчных ходов (повышен уровень конъюгированного билирубина)!

Внимание: «желтуха материнского молока» является диагнозом исключения.

Больные новорожденные и недоношенные дети:

Повышенный риск при нарушенном гемато-энцефалическом барьере, например, при ацидозе (рН < 7,25), гипотермии, гипопротеинемии (общий белок < 5 г/дл), при неврологической патологии.

Точные пограничные значения неизвестны, все значения являются чисто эмпирическими.

Внимание: у очень незрелых недоношенных детей обсуждается возможность протективного действия билирубина в качестве «ловушки радикалов» (защита от ретинопатии недоношенных).

Границы для заменного переливания крови у недоношенных детей еще более спорны, чем у зрелых детей. Если, несмотря на фототерапию лампой «синего» цвета и интенсивную фототерапию, билирубин продолжает быстро повышаться и превышает следующую границу фототерапии, то решение должно приниматься индивидуально.

Практические мероприятия

Фототерапия (по возможности использовать лампу «синего» цвета с длиной волны 460 нм):

Расстояние ребенок-лампа должно быть по возможности минимальным.

Облучать максимально большую поверхность тела (маленькие или специальные пеленки!).

Глаза закрыть (RTM Eye Shields с липкой застежкой является надежной защитой глаз).

Каждые 3—4 часа менять положение ребенка для облучения живота и спины (максимально 12 часов). Билирубин может диффундировать в необлучаемую часть поверхности тела. Если изменение положения тела невозможно (например, недоношенные), то через 4 часа фототерапии требуется сделать паузу 3—4 часа

Интенсифицированная фототерапия

Облучать с двух сторон с помощью «билирубинового коврика», например, Biliblanket Plus (Ohmeda) снизу, лампа — сверху.

Инкубатор (но не лампу) обернуть алюминиевой фольгой для отражения рассеянного света.

Должна приниматься во внимание повышенная потребность в жидкости у недоношенных и новорожденных детей, находящихся в интенсивном отделении, следить за постоянной температурой в инкубаторе.

Инфузия белков:

Только при гипопротеинемии (например, Biseko).

Осторожно: многие препараты человеческого альбумина противопоказаны, т. к. используемые стабилизаторы или спиртовое фракционирование нарушают связывающую способность альбумина и константу связывания комплекса альбумин-билирубин.

Biseko по своему составу соответствует сыворотке без факторов свертывания крови с 5 % содержанием альбумина, при этом не содержит никаких стабилизаторов.

Фенобарбитал:

Очень спорно! Показан при затянувшейся желтухе Ikterus prolongatus (эффект не ранее, чем через 3 дня).

Доза: 5 мг/кг/сутки (если мать до родов получала 100 мг/день).

Несколько лет является дискуссионным: блокирование гемоксигеназы (SN-мезопорфирин) и ферменты глюкуронизации (Fluminicol).

Если пришли родители:

Фототерапию прервать, повязку с глаз снять.

Разрешается грудное вскармливание (кормление каждые 2 часа). Для уменьшения энтерогепатической рециркуляции более эффективным является наличие регулярного стула, чем только оральные дотации глюкозы!

Противопоказания к проведению фототерапии

Абсолютным противопоказанием является врожденная эритропоэтическая порфирия или указание в анамнезе на порфирию у членов семьи. Тяжелый фотодерматит с образованием пузырей и фотосенсибилизация

Использование фотосенсибилизирующих медикаментов.

Побочные явления

Синдром бронзового ребенка при проведении фототерапии у детей с холестазом

  • Темное серо-коричневое прокрашивание кожи, сыворотки и мочи неясного генеза.
  • Предположительно: накапливание порфиринов.
  • Не является противопоказанием к фототерапии, однако снижает её эффективность.

Очень редко пурпура и буллезные изменения кожи.

Повышенные потери жидкости.

Частый жидкий стул.

Спорно: нарушение механизмов репарации ДНК и повышение ломкости хромосом.

Окисление жирных кислот с вероятным образованием токсичных продуктов: инфузионный раствор жировых эмульсий укрыть или использовать специальные светозащитные инфузионные системы.

При длительной фототерапии (в течение нескольких лет) при синдроме Crigler Naijar возможно коричневое окрашивание и атрофия кожи.



Источник: www.wyli.ru


Добавить комментарий